Разговоры со Шрилой Гурудевом

Разговоры со Шрилой Гурудевом


Шрила Бхакти Ранджан Мадхусудан Махарадж

(23 августа 2014 года. Узунджа, Крым)

 

Преданный: Была ли у вас какая-то интересная история, связанная с Говиндой Махараджем? Именно ваша история, связанная с общением с ним.

Шрила Мадхусудан Махарадж: Каждый день общения с ним был интересен. Если бы я попросил вас рассказать какой-то эпизод из опыта вашего двадцатилетнего общения с вашим отцом, то о чем бы вы рассказали?

Преданный: Последний разговор.

Шрила Мадхусудан Махарадж: Это слишком болезненно.

Преданный: Тогда первый.

Шрила Мадхусудан Махарадж: Мой последний разговор с ним состоялся в ночь накануне того дня, когда он покинул этот мир. Скорее, за ночь до этого. В то время ему стало немного легче, и около 11:30 вечера он позвал меня к себе. Он постоянно звал нас к себе на протяжении последних недель. Меня, Шрилу Госвами Махараджа, Ямуну Прию и других. Но тогда вечером я находился через коридор от той комнаты, где был Шрила Говинда Махарадж. Он позвал меня к себе для того, чтобы я вызвал машину, и мы должны были привезти к нему его доктора. Я пришел к нему, со мной была именно эта сумка, и в ней были мои индийские водительские права. Они большого формата, поэтому как раз умещались в эту сумку вместе с ключами от комнаты и самыми необходимыми вещами. Я подошел к Шриле Гурудеву, поклонился ему, и Гурудев сказал: «Я чувствую себя очень плохо» и попросил привести к нему его врача.

Мы позвонили врачу прежде, чем отправиться за ним. И выяснилось, что он в настоящий момент находится в Сингапуре. Этот доктор очень видный и известный человек, и [тогда] он принимал участие в некой конференции. Так или иначе, я никогда не давал Шриле Говинде Махарадажу никаких лекарств. Но другие преданные занимались этим. В особенности Ямуна Прия Диди, которая имела большой опыт. Она знала, какие лекарства следует давать Шриле Говинде Махараджу, когда у него были те или иные симптомы. Каким-то образом он почувствовал себя немного легче, особенно после того, как выяснилось, что доктор не в состоянии приехать, и преданные сами дали ему лекарства. И он сам в это время тоже говорил по телефону с какими-то людьми.

Последним, что сказал Шрила Гурудев, было: «Теперь мне легче, я чувствую себя лучше, пойду в постель». Санатани, Дева Бандху Прабху находились рядом в тот момент. Примечательно, что обычно Шриле Говинде Махараджу требовалась помощь для того, чтобы встать с кресла, но в тот раз он почувствовал себя лучше настолько, что сумел подняться без посторонней помощи. Он поднялся, сделал несколько шагов, подошел к своей кровати и лег. Затем Гурудев дал мне понять, что я могу идти, а он будет отдыхать. Вы задали мне вопрос, и я отвечаю на него буквально: таким был наш последний разговор.

Он обратился ко мне и на ломаном английском языке спросил: «Хотите еще пури?» Наши первые воспоминания, связанные со Шрилой Говиндой Махараджем, относятся к тому, как он заботился о нас, о западных преданных. Мы сидели на веранде Араньи Махараджа и принимали прасадам Шрилы Гурудева. Шрила Говинда Махарадж не раздавал прасадам лично, но он прохаживался по веранде и следил за тем, чтобы обо всех преданных позаботились и как следует накормили. Его английский был очень примитивным, примерно таким же, как мой русский сейчас. Но он ходил среди преданных и спрашивал у них: «Пури? Пури?» В то время раздавали пури и сабджи. Пури обычно не подавали преданным в Матхе в Навадвипе, но было исключение для западных преданных. Об этом позаботился Шрила Говинда Махарадж, поскольку он хотел, чтобы о западных преданных заботились должным образом.

Наверное, это был мой первый разговор с ним. Первое, что я от него услышал. Харе Кришна! Много раз мы слышали от него одно утверждение, особенно в последние недели и дни перед своим уходом. Вы знаете, что это за утверждение. Шрила Говинда Махарадж говорил: «Пойте Харе Кришна и будьте счастливы».

Преданные задавали Шриле Гурудеву разные вопросы. Однажды, я помню, он сказал нечто, что меня поразило и очень хорошо запомнилось: «Больше никаких инструкций и наставлений. Все наставления даны, настало время их выполнять».